6 лет оккупации Крыма: люди ждут возвращения полуострова

В марте 2014 года украинский полуостров был окончательно оккупирован Россией. Многие жители Крыма после аннексии выехали на подконтрольную Украине территорию. Те же, кто остался, за 6 лет жизни в оккупации осознали, что из себя на самом деле представляет «русский мир», и ждут скорейшего возвращения домой в Украину, передаёт Информ-UA.

Переселенец из Крыма Глеб Шмыгленко переехал в Днепр 5 лет назад, после того, как окончил школу и попробовал учиться в учреждении высшего образования на полуострове. Там долго парень  не выдержал.

Крым

Я для себя принял решение, что нужно что-то в жизни поменять. Меня не устраивало то, что происходит. Когда произошла аннексия полуострова я ещё был несовершеннолетним. Я закончил школу в оккупированном Крыму и поступил в университет в городе Симферополь. Поучившись там некоторое время я понял, что меня не устраивает то, что происходит. Я не видел там для себя никаких нормальных перспектив. Поэтому я решил что-то поменять в жизни. И я хотел всё-таки остаться гражданином Украины. Меня не устраивал сам факт того, что мой родной дом был украден. Да и окружающие люди начали меняться под воздействием негативной антиукраинской пропаганды. Я наблюдал за тем, как менялись люди, которых я давно знал лично. Это всё было достаточно неприятно наблюдать,

— рассказывает переселенец из Крыма Глеб Шмыгленко.

Экономика в Крыму оставляла желать лучшего, рассказывает парень:

С рынка очень резко ушли все нормальные банки. Также поступили и все международные компании, они не могли вести деятельность на оккупированной территории. Так же ситуация отразилась и на туризме. Я застал многие сезоны. Но то, что было в самом начале аннексии… Это просто пустые города, пустые гостиницы. На набережной можно было увидеть всего лишь несколько человек, когда ранее там были толпы людей всех возрастов, которые отдыхали, веселились. Крым — туристическое место. Поступив в университет, я начал изучение гостиничное дело и ресторанный бизнес. Я планировал этим заниматься в жизни, но перспектив для себя на оккупированном полуострове я не видел.

Многие вещи для жителей Крыма были ограничены в связи с оккупацией.

Хочешь посмотреть что-то в интернете, а некоторые ресурсы у тебя попросту не открываются из-за того, что ты находишься в аннексированной зоне. Элементарно нельзя было зайти на ресурс, где можно скачать различные приложения на смартфон,

— рассказывает Глеб Шмыгленко.

Наблюдать за тем, что происходило вокруг, было сложно, вспоминает парень. Он не понимал реакции некоторых людей на события в Крыму:

Я достаточно тяжело всё это переживал. Некоторые мои друзья переехали на территорию, подконтрольную Украине, я с ними поддерживаю контакт. Некоторые остались в Крыму. Но были и те, кто уехал в Россию. Многие мои одноклассники поступали в учебные заведения в разные города России. Потому что крымчан туда пускали просто так. Я думаю, что причина их переезда заключается в том, что они были настроены пророссийски. Такие взгляды у них возникли из семьи, или из-за пропаганды. Они был настроены становиться гражданами России. Но я решил для себя, что начну всё с нуля.

Ранее такой агрессии в сторону Украины парень не замечал. Уверен, причина тому — пропаганда со стороны России:

За 5 лет до Майдана я, конечно, был ещё в подростковом возрасте. Но я прекрасно помню, что тогда не было таких настроений. Среди моих сверстников и людей, с которыми я общался, взаимодействовал, я такого не замечал. Но с началом Революции достоинства началась просто какая-то безумная пропаганда. Люди стали бояться «бандеровцев», потому что их запугивали бредовыми историями. Происходила также травля людей, которые поддерживали Майдан. Была очень большая история с Антимайданом, с так называемой самообороной. Это всё было действительно очень страшно. Это были люди, которым, как я понимаю, достаточно неплохо платили. Они, без каких-либо законных на то оснований останавливали людей в поездах, патрулировали улицы в пьяном, невменяемом состоянии. Люди ходили с российскими флагами, им всё это так нравилось. Мне же это абсолютно не нравилось. Нас собралась компания проукраинских граждан, мы отслеживали ситуацию, для нас это было просто сюрреализм. Мы не понимали, как это всё могло так резко произойти? Откуда появилась такая ненависть к украинцам? Больше всего поражало то, что мы ведь с этими людьми жили бок-о-бок.

Глеб рассказывает, что со стороны России аннексия Крыма готовилась давно и тщательно:

Тема Майдана была подана негативно, взгляды людей пошатнули. И многие граждане этому поддались. И они уже и сами начали перестраивать других людей, приводить какие-то безумные аргументы. И ты слушаешь все эти глупые истории, и не понимаешь, как люди могут во всё это верить. А они с таким запалом реагируют на это всё. Говорят, мол, как хорошо, что всё это происходит, теперь нас Россия будет защищать. А от кого защищать? Кто нас вас нападает?

На сегодняшний день, по словам Глеба, что часть людей начала осознавать, что в «русском мире» хорошего мало:

Они начали понимать, что что-то всё-таки не так, что раньше было лучше. Но многие люди до сих пор ездят в Россию, строят там бизнес. Из тех, кого я знал лично, все смогли выехать из Крыма. И это намного безопаснее, по моему мнению, нежели пытаться бороться с системой изнутри.

В Крыму у Глеба на сегодняшний день остались родители, родственники.

Я сам принял решение, и я сам переехал. А семья осталась там. У нас расходятся мнения на всё то, что происходит. Они не поддерживали мою украинскую позицию, они были настроены пророссийски. В связи с переездом у меня были некоторые сложности. У меня не было необходимого опыта работы. Но мне удалось найти работу, я успешно прошёл собеседование на следующий же день, как переехал. Пожить к себе меня приняли мои друзья, они всячески поддерживали. Было тяжело и страшно. Да, была уверенность, что я справлюсь, но всё-равно было нелегко. Я уже поменял несколько работ в различных сферах. Поначалу было сложновато ещё и потому, что я получал минимальную зарплату. Но, чем больше я приобретал опыта, тем большей оплата моего труда была. Сейчас я нашёл для себя то место, где мне максимально комфортно,

— рассказывает переселенец. 

Глеб уверен, Крым должен вернуться домой. Но вот что делать с людьми, которые прожили 6 лет в оккупации, и их сознание пропитано пропагандой — непонятно:

Это сложный вопрос. Я не знаю, что делать с людьми, которые там живут. Которые рвали украинские паспорта, тельняшки на себе, всё что угодно. Как с ними поступать? Как расценивать их действия? Как измену родине? Разные же ситуации были. Есть люди, которые не выехали потому что они были привязаны к работе, своему бизнесу, жилью, или же, к примеру, должны были ухаживать за больными родственниками, и не могли их бросить. Я не знаю как это может произойти, но надеюсь, что Крым вернётся.

]]>